Зачем идти к нейропсихологу
Адрес:
г. Чита,
ул. Комсомольская, 42
Телефон:
наркология
психотерапия
Режим работы:
Круглосуточно
с 9-00 до 21-00 — прием врачей
Лечение алкоголизма в Чите,
вывод из запоя, кодирование

Зачем идти к нейропсихологу

Нейропсихология полезна людям любого возраста и как будто с любыми проблемами – от сложностей в учёбе до постинсультных состояний. Каким образом эта наука помогает детям улучшить оценки, студентам – не засыпать на парах, а взрослым – справляться с тяжёлыми болезнями и травмами головного мозга, ИА «Чита.Ру» рассказала нейропсихолог психотерапевтического центра «Катарсис» Ирина Галиакберова.

«Нейропсихология применима к любому человеку»

– Чем нейропсихология отличается от общей психологии?

– Нейропсихология – молодая, развивающаяся наука. Она сочетает знания медицины и психологии, позволяет более предметно рассмотреть связь мозга и психики. Как и психология, эта наука обобщает закономерности психики, но при этом определяет мозговые механизмы психических явлений. Так нейропсихология объясняет, какие участки мозга отвечают за чувства, память, речь и другие психические процессы.

– Как именно вы изучаете психические процессы?

– Есть целый набор специальных проб, с помощью которых нейропсихолог определяет функциональное состояние различных участков головного мозга. Они позволяют установить связи между нарушениями функций и недостаточной работой определённых зон мозга.

Например, для исследования зрительного восприятия мы показываем различные картинки. Если испытуемый неверно определяет, что нарисовано, то можно предположить так называемые гностические трудности и слабость затылочной области мозга. Но это только предположение, пока оно не подтверждено такого же рода ошибками зрительного восприятия в других пробах.

Есть специальные пробы для исследования двигательных функций. По характеру и особенностям их выполнения мы делаем вывод о функциональном состоянии, скажем, теменной области. Но в двух словах об этом не расскажешь. Чтобы сделать верное нейропсихологическое заключение о качестве работы мозга, нужно провести комплексное исследование с помощью достаточно простых для выполнения проб.

– С какими проблемами помогает справляться нейропсихология?

– Изначально эта область развивалась как прикладное к неврологии направление, помогающее людям с очаговыми поражениями мозга. Родилась она в печальных условиях после Второй мировой войны. Многие пострадали в боях, получили ранения. Им требовалась не только хирургическая помощь – необходимо было восстанавливать психические функции, которые нарушались из-за мозговых травм. Нейропсихология совершенствовалась именно из-за необходимости помочь огромному числу пострадавших.

Раньше мы говорили только о тех, кто получил травму, перенёс инсульт, но сегодня нейропсихология может рассказать о работе мозга почти каждому из нас. Знания этой науки широко используют для объяснения индивидуальных различий, поэтому нейропсихология применима ко всем людям.

Чаще всего к нам приводят детей с трудностями в учёбе. Причём эти трудности нельзя объяснить тем, что ребёнок ленится или не учит правила. Нейропсихология говорит, что он просто не может в полной мере понять, что и как требуется сделать. У ребёнка не дозрела некая специфическая часть головного мозга, которая и является причиной проблем. Например, математика может тяжело даваться как раз из-за того, что у ребёнка не развит определённый участок мозга, отвечающий за пространственное представление. Школьник путает, где выше, где ниже, где право, где лево, что больше, что меньше. Элементарное же представление о дроби требует от нас понимания, где находится числитель, а где – знаменатель. Родители и учителя могут и не догадываться что дело в этом, а нейропсихолог проведёт диагностику, выявит причину и воздействует на функционал мозга, чтобы компенсировать проблему.

– Что происходит после диагностики?

– Назначается программа коррекционных воздействий, которые помогают развить мозг или компенсировать слабость, полученную под воздействием внешней среды. Для этого реализуют комплекс упражнений, которые восполняют пробелы и развивают всю психическую деятельность.

– Вы работаете в группах или индивидуально?

– Бывают разные формы работы. Чаще всего это зависит от степени нарушений. Если степень выраженности очень большая, необходимы сначала индивидуальные, а затем групповые занятия. Бывает и наоборот – групповая работа создаёт внешний социальный запрос для развития функций мозга и оказывается эффективнее.

– Как проходит сеанс коррекции?

– Если коротко – интересно, но не всегда легко. Есть определённые принципы, которые помогают достичь успеха. Безусловно, должен быть налажен контакт с тем, кому мы пытаемся помочь. Кроме того, ему должно быть интересно. Если мы просто дадим задания и заставим человека тренироваться без понимания смысла и цели, к которой он идёт, результата не будет.

Мне запомнилось одно коррекционное занятие в московском центре, где я впервые училась нейропсихологии. В тот момент меня впечатлили взрослые женщины, которые сидели и с увлечением клеили аппликации. Только потом я выяснила, что так они оформляют кабинет ко дню рождения другой пациентки на реабилитации. Многие из них были с постинсультными состояниями, парезами конечностей – мягко говоря, не очень хорошо справлялись с ножницами. Но у них была цель, и поэтому они старались изо всех сил, преодолевали трудности. Отсюда основной принцип коррекционных занятий – деятельность нужно организовывать с конкретной целью, со значением.

Для детей коррекцию организовывают в форме игр, которые позволяют следить друг за другом, учить друг друга во время групповой работы. Есть двигательные упражнения, задания на развитие абстрактных психологических функций. Главное, чтобы ребятам было интересно.

«Заехать в гараж задним ходом женщине не позволяет участок мозга, который отвечает за пространственные функции»

– Вы говорили преимущественно о взрослых с травмами, постинсультным состоянием. Может ли физически здоровый человек прийти к нейропсихологу?

– Безусловно, может. В своё время меня поразили, рассказав, что студенты и школьники во время занятий лежат на партах не из-за лени. Часто причина кроется в слабости подкорковых структур, из-за которой возникает недостаток кислорода и усталость. На тот момент для меня было открытием, что я – здоровый человек – тоже имела такую особенность мозга.

Или классическая женская трудность – заехать задним ходом в гараж. С точки зрения нейропсихологии дело в том, что эволюционно нам (женщинам) не нужно было ориентирование в пространстве: мы охраняли очаг, пока мужчины бегали по лесам и горам. Здоровый человек и не подозревает, что именно участок мозга, отвечающий за пространственные функции, не позволяет ему въехать в гараж, и что можно стимулировать этот участок и избавиться от проблем.

– А что насчёт историй о мужчинах, которые открывают холодильник и видят только прямо перед собой – это тоже можно объяснить недоразвитостью какого-то участка мозга?

– С одной стороны – да. Мужской мозг вообще особенный: у них преобладает левополушарный тип мышления. Мужчины вычленяют наиболее существенную информацию из всего, что происходит вокруг. Холодильник – скорее побочный эффект. Важно понимать, что у каждого человека своя специфика функционирования мозга и психики. Лабиринтное видение, которое наблюдается в описанном вами случае, далеко не все считают проблемой. Мужчины на него не жалуются.

– Вы говорили, что во время сеанса важно наладить контакт с клиентом. Как вы это делаете?

– Универсальных способов у меня нет. В каждом конкретном случае контакт индивидуален. Главное, что помогает наладить его – желание помочь. Когда человек, который пришёл за помощью, видит это искреннее желание, он открывает, показывает проблему, и мы можем вместе думать над тем, как её решить.

«Детям не обязательно знать, что у них есть проблема»

– Бывает, что родители приводят детей, которые не осознают своей проблемы?

– Дети – сложная категория в работе психолога и нейропсихолога. Может быть, иногда не стоит говорить ребёнку, что у него проблема, что из-за неё он попал к психологу.

В некоторых случаях используется такой приём. Детей приглашают в центр для работы и помощи другим ребятам с похожими особенностями. Эти помощники на какое-то время становятся сотрудниками центра и проверяют на себе, действуют или не действуют психологические методы. По согласованию с родителями даже получают символическую зарплату. Удивительно, но при этом у всех сразу же улучшается математика – деньги ведь нужно считать.

– А как поступать с подростками, с которыми уже и в игровой форме не поработаешь, и о проблемах напрямик не скажешь?

– Это тонкости возрастной психологии, которую изучают все специалисты нашей сферы. Если мы говорим о детях, то с ними надо играть. Если мы говорим о подростках, то их нужно воспринимать как личность взрослую, относиться уважительно. Опять же, не могу назвать универсальные приёмы. Кому-то нужна жёсткая рука, кому-то – лёгкая. Кого-то нужно оставить в покое и дать реализоваться в некой ситуации без нажима. Как поступать, подсказывает профессиональная интуиция и опыт.

– Мы уже говорили о том, как нейропсихология может помочь с математикой. А что насчёт гуманитарных предметов?

– Основная идея нейропсихологии в том, что мозг работает как единое целое, но каждый участок вносит свой вклад в психику. Если он плохо это делает, то психика немного нарушается. Сложности с гуманитарными предметами могут возникнуть по разным причинам. Ребёнок может не понимать смысла прочитанного, плохо его запоминать, не усваивать хронологию событий в истории. Нейропсихолог улавливает суть трудностей и уже после этого помогает справиться с ними. Сложности с диктантами могут возникнуть из-за сниженной памяти, приоритета зрительного восприятия или слабости участка мозга, который отвечает за различение звуков. Всегда нужен индивидуальный подход.

– Но как понять, что пришла пора обращаться к нейропсихологу?

– Тревожным звоночком станут проблемы, которые ни вы, ни врач объяснить не сможет. Я уже приводила в пример не ленивого, умного ребёнка, которому по неизвестным причинам не даётся математика. К нейропсихологу стоит направить и его, и взрослого, который непонятно почему всегда натыкается на стены, вроде бы видит дверной проём, но всё равно задевает плечом косяк.

У нас в центре «Катарсис» 6 декабря в 12.00 пройдёт лекция «Кому и зачем нужна нейропсихология», где я подробнее отвечу на этот вопрос, помогу посетителям немного разобраться в себе. Такие открытые лекции и семинары, во время которых специалисты рассказывают об особенностях своих методов, проводятся в центре регулярно, попасть на них можно бесплатно и без предварительной записи. Программы и темы мы регулярно публикуем на страницах в социальных сетях.